«Я никогда не говорю на эту тему»

Опубликовано 08 Сентября 2010 года в 05:09:02
Просмотров: 2952

Нам, родившимся в благополучные послевоенные годы, трудно представить себе, что пережило военное поколение. Можно только слушать рассказы тех, кто выжил, и постараться осознать, попытаться прочувствовать, что они пережили, и сохранить это в памяти... И отдать дань вечного уважения и вечной благодарности.

Их на заводе Штурманских приборов сегодня осталось шестеро.

Нина Ивановна Николаева, Владилен Федорович Шорохов, Евгений Федорович Ружевский, Владимир Феодосьевич Макар шин, Галина Федоровна Казакова иЛеонид Александрович Кардашинский-Брауде, дети блокадного Ленинграда, совсем юными прошедшие через жернова и ад войны.

Постоянные налеты немецкой авиации, бомбежки, вой сирен, пламя городских пожаров, постоянно вспыхивающий в различных районах города, голод, пробирающий кожу холод, кровь и человеческая смерть, много смерти.

«Я никогда не говорю на эту тему, стараюсь не помнить и не вспоминать об этом, - поделилась Галина Федоровна Казакова. - Мне было 9 лет, когда началась война. Страшно было. Многочасовые обстрелы, иногда сутками. Сильный голод. Много смерти. Страшно было, когда спускали на парашютах осветительные ракеты, а потом бомбили. Однажды я попала под обстрел и была довольно тяжело контужена. Мы жили в Центре, на Мойке. Воду тогда брали из Невы. Мама моя пошла за водой. Я осталась одна дома. Стояла у окна. Сначала свист сильный услышала. Потом увидела белый снег, который вдруг стал красным, а затем черным. Оконное стекло мелкими о сколками упало на меня. Я только успела зажмурить глаза и потеряла сознание. Мама услышала взрыв и вернулась. Потом в клинике пинцетом с моего лица собирали осколки... На завод Штурманских приборов я пришла в марте 1956 года - продолжила Галина Федоровна. - С тех пор работаю».

Все они, дети-блокадники, находясь на заслуженном отдыхе, продолжают плодотворно трудится на родном предприятии.

В первые дни войны, в июле 1941 г. значительная часть оборудования завода Штурманских приборов была эвакуирована на Урал. Оставшиеся в Ленинграде сотрудники, в тяжелейших условиях блокады, обеспечивали потребности Балтийского флота в ремонте приборов, изготовленных до войны и ряда новых, в частности, аварийных магнитных компасов для подводных лодок.

Ленинград оказался отрезанным от Большой земли 8 сентября 1941 года. В городе постепенно иссякали запасы топлива, воды, не было света и тепла. С осени 1941 года начался голод. Была введена карточная система снабжения горожан продовольствием: для рабочих - 250 г хлеба в день, для остальных - 125 г. Но город жил и боролся. Заводы продолжали выпускать военную продукцию. Голодные измученные люди находили в себе силы работать. 1200 наших заводчан - добровольцев в первые дни войны записались народное ополчение. Завод бомбили, в цехах возникали пожары от фугасных бомб, но рабочих мест старались не покидать. Часто просто не было сил, чтобы дойти до бомбоубежища.

Как говорят цифры официальной статистики, за 900 дней блокады на Ленинград было сброшено более 107 тысяч авиационных бомб и свыше 150 тысяч артиллерийских снарядов, разрушено около 10 тысяч домов и строений.

К началу блокады в городе и пригороде проживали около 3 миллионов мирных жителей, в том числе около 400 тысяч детей. Из них в 1941-1942 годах были эвакуированы по Дороге жизни и по воздуху 1,7 млн. человек. От бомбежек и артобстрелов погибли около 17 тысяч человек, ранены почти 34 тысячи, без крова остались 716 тысяч человек. К окончанию блокады в Ленинграде осталось не более 800 тысяч жителей.