Иван Николаевич Соловьев: "Жизнь на заводе кипела"

Просмотров: 4769

Первый заместитель генерального директора Иван Николаевич Соловьев начал свою трудовую деятельность на заводе Штурманских приборов в 1977 году.

 

Soloviev

Выпускник судоводительского факультета Ленинградского Высшего инженерного морского училища им. адмирала С. О. Макарова,  к этому времени уже имел за плечами опыт службы в военно-морском флоте и работы  на  больших перерабатывающих судах Ленрыбхолодфлота.  Будни подводников, напряженные условия службы в  заполярном гарнизоне, оторванность от большой земли знакомы ему не понаслышке, а город Полярный Мурманской области, место базирования легендарной 4 эскадры подводных лодок,  стал  для молодого офицера на три года малой родиной. «Служба прошла достаточно быстро. Молодые были, жили весело,- вспоминает Иван Николаевич. – За это время от командира группы дослужился до командира штурманской боевой части. Морское училище дает хорошую подготовку». После армии три года ходил сначала штурманом, затем старшим помощником капитана  на гражданских кораблях «Палех» и «Фонтанка». «Колхозники ловили рыбу в Балтийском море, а мы обрабатывали. Делали пресервы (килька и салака в банках). Экипаж более ста человек. Это, как правило, моряки, уже  прошедшие огонь, воду и медные трубы. Скучать не давали. Но и работать умели».

Пригодился   в последующей работе  и неоценимый опыт, приобретенный в военной приемке, куда Иван Николаевич поступил  в сентябре 1975 года в качестве старшего инженера военного представительства. Грамотного и перспективного специалиста заметили и  уже с октября 1977 года он назначен старшим мастером 257 цеха завода Штурманских приборов.

«Два  года в представительстве заказчика  стало для меня  хорошей школой.  Механическое производство тогда работало в две смены. Станочный  парк эксплуатировался в полном объеме. Мне, как представителю  заказчика, приходилось на всех участках  крутиться.  Период  с 1975 по 1977 годы – это конец эпохи гидродинамических лагов и начало периода индукционных. Нагрузка на завод в те времена была очень большая, поскольку еще не закончилось производство гидродинамических лагов, а уже пошли индукционные, - продолжил свой рассказ Иван Николаевич. - Жизнь на заводе кипела, бурлила, била мощной струей. Предприятие  работало как здоровый гигантский организм, где было все, начиная от литейного производства, механообработки, оптического участка, гальваники,   деревообработки. Масса изделий делалась целиком с ноля, т. е. с сырья. К примеру, для секстана покупалась только щетка для чистки. Остальное все делалось на месте собственными силами. В-общем, замкнутый цикл.  На завод  меня, молодого руководителя, пригласил начальник 257 цеха  Борис Абрамович Миркин, ставший моим учителем и наставником».

Пытливый ум и постоянное самообразование юного руководителя позволили на отлично  защитить выпускные работы  во время обучения в институте повышения квалификации отрасли в группе «Резерв начальника цеха». Чувствуя  все  новое и передовое, обладая способностью добиваться поставленной цели, Иван  Николаевич Соловьев весной 1980 года занял должность заместителя начальника  цеха по производству. Высокие организаторские способности и объективность в принятии решений по достоинству оценили не только работники, но и вышестоящие начальники. Под его руководством и непосредственном  участии была проделана серьезная работа  по выпуску  продукции, налажен контроль за выполнением государственного плана, и, что особо актуально по тому времени, оперативно и своевременно организовано снабжение цеха комплектующими изделиями и материалами.

Затем были все ступени карьерной лестницы: начальник цеха, начальник отдела, начальник производства, начальник планово-производственного отдела, начальник механо-сборочного производства, директор производства и, наконец, первый заместитель генерального директора.

В личной  коллекции Ивана Николаевича не только многочисленные грамоты и благодарности, которыми он поощрялся за безупречную,   качественную и оперативную работу.  Руководитель Соловьев был удостоен звания Ударник коммунистического труда, то есть работал с полным напряжением сил,  со  значительным  превышением установленных норм и сроков. А еще, за высокие достижения  он награжден медалями «300 лет Российскому флоту», «В память 300-летия Санкт-Петербурга» и «Адмирал флота Советского Союза Кузнецов».

За 35 лет трудовой деятельности, связанной непосредственно с заводом, Иван Николаевич вместе с коллективом пережил и расцвет приборостроения в нашей стране, связанный с интенсивным строительством флота, сложный период перестройки, когда резко уменьшились заказы и сократилось производство, и, наконец, восстановление и дальнейшее развитие предприятия.

- В тот период, когда я пришел на завод, заказов  и соответственно работы было очень много, - всоминает  Иван Николаевич.- Завод Штурманских приборов  в 1974 году вошел в состав объединения «Азимут». Срастание только начиналось.  В 1975-1980 годах мощностей  не только завода, но и  объединения не хватало,  для того, чтобы обеспечить выпуск  требуемой продукции. Поэтому ряд разработанных нами изделий производились в цехах в виде опытных  установочных партий и впоследствии передавались на другие предприятия главка. К примеру, спроектированный у нас  прибор самостоятельной поставки лага ЛИ2-1, приборы трансляции 119-У, приборы 1, 5, 59, 1А,  и т. д.  были переданы в город Симферополь на завод «Фиолент». Главк сделал большие вложения, построив там новый цех. А лаг МЭЛ-2М и компас типа КМ145 переданы на производство в город Катав-Ивановск на Южный Урал.

В те годы, при общей  численности работников завода 2800 человек, в сборочном цеху трудилось чуть больше 300 человек, еще 140 - непосредственно на участке. Средний возраст заводчан составлял 35-40 лет. На предприятии работали опытные и высококвалифицированные бригадиры.  На всю страну гремели разработки  технологического  и конструкторского отделов. Было, у кого учиться и было чему. На любой вопрос можно было получить грамотный доброжелательный ответ. Активно взаимодействовали профсоюз, партийная и комсомольская организации.  Весело и познавательно проводились общезаводские мероприятия. Так, для полюбившегося сотрудникам «Вечера трех поколений»  администрация завода арендовала ресторан «Невские берега».  Собственными силами  празднично украшались зал, готовились тематические номера художественной самодеятельности.

Лагами в те годы потребности судостроения страны обеспечивал только завод Штурманских приборов. Конкурентов у нас не было.  А это не только судостроительные заводы Советского Союза, но и  предприятия стран социалистического лагеря, которые строили корабли для нас, с нашим оборудованием соответственно.  Для введения его в строй, а также  гарантийного сопровождения, сотрудники завода выезжали в кратковременные командировки  в Финляндию, Грецию, Индию, на Кубу, в Эфиопию и  другие страны.

Сдачей подводных лагов, компасов и лагов для  авианесущих крейсеров таких,  как «Петр Великий», «Москва», «Минск» занимались наши специалисты.

Мы выпускали  порядка 150-200 секстанов и  20-25  штук индукционных лагов  в месяц. Нагрузка очень большая. Поэтому  сдачу лагов надводных типа «ЛИ2-1», «МЭЛ-2М»  обеспечивали специалисты ПНО «Эра», которые проходили  обучение в заводском учебном классе, по окончанию которого сдавали экзамены. И только получившие специальные удостоверения занимались введением в строй этой продукции.

Монтажников, станочников и другие рабочие кадры для завода готовило профтехучилище № 10, которое, к сожалению, с начала 90-х  годов прекратило свое существование. Его выпускники, это тот костяк, что сохранился у нас до сих пор. И если средний возраст рабочих  30 лет назад был, как я уже говорил, 35- 40 лет, то сегодня  -  это 60 лет с хвостиком.  А такие специальности, как фрезеровщик или токарь практически исчезают и в городе. И подобная обстановка практически на всех заводах. Рабочие специальности никто не готовит.

Перестроечные годы для предприятия проходили  достаточно болезненно. В начале 90-х наступил момент, когда наша продукция стала никому не нужна.  До сих пор на складе хранится порядка 1500-2000 комплектов оптики, произведенные в те годы. Многочисленная высококвалифицированная рабочая сила, великолепные кадры есть, а  потребность в наших изделиях  резко упала. Тогда мы потеряли много сотрудников. В первую очередь ушли крупные молодые  специалисты.  Им нужно было как-то жить. Объем выпускаемой продукции резко снизился. А когда в одну из зим возникли проблемы с отоплением, было принято решение  станочный парк вернуть на прежние места, в старый корпус. Это происходило зимой  и напоминало условия эвакуации во время войны. Мороз  стоял лютый.  Станки снимались, не останавливая производства, перевозились, подключались.

В 1993 году  завод отделился от  объединения, затем  мы акционировались. Жизнь постепенно наладилась. Появились заказы.

Правда, сегодня, когда строительство флота сократилось, выпуск нашей продукции тоже уменьшился в 10, 15, да что там, в  20 раз. К примеру, в конце 80-х годов выпуск  20-25 лагов ЛИ2-1 в месяц был нормальным явлением. А также ЛКП, новых ЛГП или отремонтированных,  три-четыре КДЭП, КМ-145.  Теперь это годовой набор.

Мы не сдали свои позиции, потому что все равно  флот  живет, корабли и  лодки ремонтируются.  Хотя ремонт – это процесс достаточно сложный. Изготовить новое изделие проще, чем отремонтировать. Потому что, как правило, новое изделие запускается партией, а когда делается  в единственном экземпляре, это уже штучная работа,  сложная и дорогая. Нужно одну деталь, затем другую, по штуке. Это значительно усложняет и удорожает процесс. Детали изготавливаем все сами, комплектующие покупаем в розницу. Раньше заключались долгосрочные договора с заводами – изготовителями на поставку комплектующих к изделиям,  которые поставляли продукцию, разбивая ее на партии. Договора на поставку штучных комплектов – вещь нереальная, что значительно усложняет сегодня работу отдела снабжения.

Еще одна проблема – кадровая. В советские годы молодежь, как правило, приходила к нам после ПТУ, а затем, отслужив срочную службу, возвращалась на завод. Было стабильное пополнение, из рук в руки передавались секреты производства. Сейчас человек уходит на пенсию, а за ним никто не стоит.   Это один из самых страшных моментов. Преемственность поколений отпала. Трудно говорить о следующем поколении, потому что его просто нет. Люди, пережившие реструктуризацию вместе с заводом,- сегодня «костяк» коллектива.

К сожалению, за последние годы мы потеряли многое из духовного наследия, в том числе и почтительное отношение к труду, рабочему человеку, семейным династиям, а они, по сути, — живая история предприятия, страны. И пусть  многое в нашей жизни изменилось, - сказал в заключение Иван Николаевич, - но до сих пор у нас здесь работают  люди, у которых золотые руки, светлая голова,  широкая душа и доброе сердце.