Нина Ивановна Николаева -"Завод – моя жизнь"

Просмотров: 4872

 

Вся жизнь инженера-конструктора первой категории Нины Ивановны Николаевой связана с заводом Штурманских приборов.

 

«Завод  для меня - второй родной дом, - рассказывает о себе  Нина Ивановна.- Здесь когда-то работали мои родители. Я родилась весной 1943 года в блокадном Ленинграде. Практически выросла на предприятии. Мама водила меня  на  праздничные вечера в заводской клуб, куда приглашались с концертами и постановками известные ленинградские артисты. Я всю жизнь живу в заводском доме на улице  Таврической, ребенком  ходила в  ведомственный садик, школьницей ездила в заводские пионерские лагеря. А когда пришла сюда  в сентябре 1960 года, увидела многих  из тех, кого знала еще пионерами. Я не знаю другой организации, хуже или лучше. Я всю жизнь, как и мои соседи, работаю здесь».

 

Нина Ивановна Николаева – удивительная женщина,  светлый, добрый и порядочный человек, всегда готовая  прийти на помощь, поддержать, дать дельный совет,  - отзывается о своей сотруднице главный конструктор предприятия  Валерий Николаевич Пугачев. – Лично я с ней работаю уже более 30 лет. Ее профессионализм и знания снискали безусловный авторитет, безграничное доверие и  заслуженное уважение коллег, а огромный трудовой стаж отмечен  благодарностями и  грамотами. «Ударник коммунистического труда», «Ветеран объединения», «Заслуженный работник объединения с занесением в Книгу Почета научно-производственного объединения «Азимут», фото на стенде Почета «Наши Маяки», - это лишь малая толика ее наград и отличий. При ее непосредственном участии выполнялись работы по разработке конструкторской документации и освоению в серийном производстве лагов и компасов, документации по ЗИПам.  Нина Ивановна являлась  ведущим конструктором по серийному изготовлению различных сложных изделий, в частности, таких как лаги «Микрон-Н», «Микрон-НР». Она и сегодня оперативно с высоким качеством решает сложные производственные вопросы. Изучает и творчески анализирует поступившую конструкторскую документацию в целях ее использования при проектировании и конструировании изделий, самостоятельно осуществляя  их теоретические проработки. Согласовывает разрабатываемые проекты с другими подразделениями предприятия, представителями заказчиков и органами надзора. Участвует в монтаже, наладке, испытаниях и сдаче в эксплуатацию опытных образцов изделий, узлов, систем и деталей новых и модернизированных конструкций,  выпускаемых предприятием. Нина Ивановна  -  высококвалифицированный специалист-конструктор с большим опытом  в области проектирования и дальнейшего ведения в серийном производстве изделий по тематике предприятия».

 

Судьба Нины Ивановны – ярка и многогранна.  Пройдя сквозь череду выпавших на её долю испытаний,  она сохранила неиссякаемый оптимизм и душевную чуткость, оставаясь человеком долга, совести и дела, человеком большой души.

О соседях

- Мои родители поженились перед войной. Отец,  Миронов Иван Федорович, на заводе  работал с 1935 года начальником административно-хозяйственного отдела, - вспоминает она. -  Жили мы в заводском доме, в центре города на улице Таврической, возле парка.  Я до сих пор живу там.  Нашими соседями были видные заводчане и работники Адмиралтейства, в ведении которого завод был в те годы. В коммунальной квартире вместе с нами жила семья  Александра Апполоновича Гулякова, старейшего работника предприятия, мастера по компасам в сборочном цехе. Он  49 лет на заводе проработал. Пришел на предприятие,  когда  оно еще называлось Заводом мореходных инструментов, а руководил им немец. Александр Апполонович  был очень уважаемым специалистом и главным хранитель спирта на заводе, раньше котелки в компасах спиртом заправляли. До революции  он служил в военном  флоте матросом и  в 1908 году был награжден серебряной  медалью  «За спасение жителей Мессины». Рассказывал, как русские моряки помогали итальянцам во время  страшного землетрясения, унесшего тысячи жизней.


О войне

Когда началась война, родители продолжали трудиться  в блокадном  Ленинграде. Отец  - на родном  предприятии, а маму, Марию Яковлевну Николаеву, когда наш завод эвакуировали в Катав-Ивановск, направили в Калининский  райисполком, выдавать карточки вольнонаемным. Отец умер от голода прямо на заводе в декабре 1942 года.  Он не дождался меня. Я родилась в марте 1943 года, через два месяца после прорыва блокады. Мама рассказывала, как соседи помогали друг другу. К примеру, наши карточки она оставляла соседке, а та их отоваривала. В крайний подъезд нашего дома попал снаряд, слава богу,  никто не пострадал. В уцелевшие квартиры тогда прорубили вход из соседней парадной. Еще был случай, однажды по карточкам выдали американский шоколад. Мама его долго берегла. Как–то пришла с работы, уставшая.  А тут опять сигнал воздушной тревоги. И подумала - не пойду в убежище,- сил совсем не было. - Умирать, так сытой, - и с наслаждением съела всю плитку шоколада. Я детской памятью помню потрясающе вкусную еду, которую называли дурандой.

Все вернувшиеся из эвакуации и прибывшие на завод регистрировались в секретариате. Завод продолжил работу в Ленинграде. Руководил предприятием в те годы  Василий Константинович Бобышев. Моя мама  была зарегистрирована под номером 11, сначала работала при секретариате, затем диспетчером в гараже.

Всех заводчан, у кого по разным причинам не было жилья, расселяли в общежитиях. Несколько жилых зданий находились прямо здесь, на территории, еще  - у Финляндского железнодорожного моста на Яблоневке. Людей в те годы не хватало. Много заводчан погибло. Не все вернулись из эвакуации.  Сразу после войны привезли молодежь из северных регионов, целые эшелоны  15-16-летних подростков.  Ремеслу их обучали здесь, на месте.

Позже, где-то в конце 60-х годов, когда строили новые корпуса, на территории нашего завода нашли неразорвавшуюся бомбу.

 

Я выросла на заводе

- Я постоянно находилась с мамой  и практически  выросла на заводе. Мне, совсем маленькой, манную кашу варили в  нашей химической лаборатории. Молоко приносили с Заневской площади. Там, в те годы еще находился частный сектор, жители имели свои огороды, держали коров. Заводской детский сад во время войны разбомбило, поэтому  деток работников определили в ведомственный садик Водоканала, что  на Таврической улице. В школу я пошла в 1950 году. Сначала  в  163-ю отдельную женскую, что на Кирочной,  а в 1955 году, когда школы стали общими, мальчиков объединили с девочками,  нас перевели  в 172-ю, совсем рядом с домом на Таврической улице. Ее я и закончила в 1960 году. Сразу в институт не поступила и в сентябре пришла на завод ученицей электромонтера, а затем электромонтером-обмотчиком 1 разряда. В те годы на нашей площадке здания стояли еще старые дореволюционные, с такими прочными широкими каменными  лестницами. Как раз  в одном из таких и находился электроцех,  в котором я работала. Вдоль Невы были разбиты вишневый и яблоневый сады. Территория завода была похожа на парк,  с ухоженными цветочными клумбами и работающими фонтанами. Имелась даже собственная спортивная площадка. Во время обеденного перерыва работники выходили на свежий воздух, прогуливались.

На месте Красногвардейской площади располагалось трамвайное  кольцо. Комаровский мост через Охту был деревянным. Вместо стекляшки Конструкторского бюро машиностроения стояли казармы из красного кирпича.

Работая на предприятии, я подала документы на подготовительные курсы в институт им. Бонч-Бруевича, и с октября там занималась. Затем по комсомольской путевке поступила в институт.  Завод мне и другим своим студентам платил повышенную стипендию 48 рублей, что на 15% больше обычной, которая в те годы составляла 42 рубля. Мы, студенты разных ВУЗов, как правило,  встречались у заводской кассы. Радиотехнический факультет Ленинградского электротехнического института связи им. профессора  М. А. Бонч-Бруевича я окончила   19 декабря 1966 года по специальности  радиоинженер.

На завод вернулась в феврале 1967 году инженером-конструктором серийного отдела. В отделе в то время работали 55 человек, позже добавился новый сектор – электронщики и общая численность отдела выросла до 85 сотрудников.

Я занималась лаговой тематикой, позже, после знакомства с Л. А. Кардашинским-Брауде, переключилась на магнитную тематику. Осуществляя идеи Леонида Александровича  конструктивно. Мне всегда была интересна разработка.

Завод Штурманских приборов – моя вторая параллельная жизнь. Я здесь выросла. Я всю жизнь работаю здесь на одном месте. Меня всегда окружали интересные  целеустремленные люди, объединенные общей идеей.

 

Нина Ивановна Николаева - скромная, надежная женщина, с воистину неравнодушным сердцем - говорят ее коллеги.- Испытавшая и пережившая многое, но сохранившая в душе гармонию и любовь, она не просто живет, дышит жизнью завода, интересными конструкторскими идеями.